MBA
Личный кабинет
Международное бизнес-право: разбираемся с ошибками в контрактах

Международное бизнес-право: разбираемся с ошибками в контрактах

Доктор права, эксперт в области внешнеэкономической деятельности Константин Иванов рассказал, на что предпринимателям особенно важно обратить внимание при составлении и подписании контракта с иностранным партнером.
578

В международном бизнес-праве существует ряд практических нюансов, которые нужно учитывать, чтобы не оказаться в затруднительном положении. Об этом свидетельствует практический опыт преподавателя Русской Школы Управления, доктора права, советника по праву СНГ международного адвокатского бюро и эксперта в области внешнеэкономической деятельности Константина Иванова. Рассмотрим ряд возможных ошибок на примере одного из его клиентов.

Содержание:

Указано ли применимое право

Обязательства сторон

Проверка иностранного партнера

Есть ли оговорка про форс-мажор и как она сформулирована

Арбитражная оговорка

К нашему эксперту обратился директор одной компании с просьбой провести правовой аудит международного контракта. Как оказалось, он недавно вернулся из Стокгольмского арбитражного суда, где проходил прения с европейской компанией. Клиент оказался в неприятной ситуации: совершил предоплату по договору, но товар вовремя не поставили. Сроки были серьезно нарушены, поэтому истец подал заявление в Стокгольмский арбитражный суд. В итоге предоплата была возвращена, но неустойку, прописанную в контракте, так и не получили. Скорее всего, это произошло из-за неправильно составленного международного договора.

В ходе аудита на основании своего многолетнего опыта в сфере международного бизнес-права Константин Иванов выявил: контракт подчинен английскому праву, ведь клиент находился в России, а его партнер — в одной из европейских стран. Но в самом документе пункт о штрафе за неустойку был прописан так, что противоречил этому праву.

Получите бесплатно образец должностной инструкции специалиста по ВЭД

Это только одна из ошибок, допущенных в данном документе. Всего около 30% формулировок договора пришлось приводить в соответствие с английским правом. Константин Иванов отмечает: есть и другие нюансы, которые все чаще встречаются ему в ходе аудитов документов других компаний. Он поделился, на что именно стоит обратить внимание руководителям и предпринимателям.

Указано ли применимое право

Это один из важных пунктов, который, по опыту Константина Иванова, отсутствует или неправильно указан в половине международных контрактов, изученных им.

Если компания работает только в пределах России, она находится вместе с клиентами в одной юрисдикции, поэтому применяется одно право. На зарубежном рынке с иностранными партнерами есть разные подходы — можно выбрать:

  • Право продавца.

  • Право покупателя.

  • Нейтральное право: английское или швейцарское.

Те, кто любит решать проблемы по мере их поступления, решаются на другой вариант — вообще не указывают применяемое право.

Согласно действующему международному бизнес-праву, отсутствие этого пункта приводит к тому, что контракт теряет силу. Все, что в нем написано, ничем не подтверждено, а значит, имеет слабые доводы в суде.

Обязательства сторон

В традиции российских предпринимателей принято в контракте указывать следующую формулировку: «Продавец обязуется сделать…» и дальше перечисляются обязательства. Это достаточно широкая трактовка, которая может стать причиной споров.

В английском праве принято указывать более четко и конкретно: «Продавец обязуется сделать…» и дальше «Данное не входит в предмет договора…» с соответствующим списком. Таким образом, уточняется, что именно партнер не должен делать, снимая ряд вопросов и возможных негативных сценариев.

Проверка иностранного партнера

В ноябре 2021 года к Константину Иванову обратились представители российской компании с просьбой помочь составить международный контракт, что он и сделал, предварительно уточнив, был ли проверен клиент. Как оказалось, это было сделано. Документ был подписан и начинал действовать с 1 января 2022 года.

Через три месяца Константину сообщили об исполнении этого большого рамочного контракта. Он уточнил, проверили ли клиента сейчас снова? На что получил вопрос: зачем это делать, если контракт уже подписан? Дело в том, что с момента последней коммуникации по этому документу прошло пять месяцев. Для нынешней эпохи турбулентности с большим количеством рисков это серьезный срок — многое может измениться.

Как оказалось, после второй проверки клиента, действительно, появился нюанс: директор, подписавший контракт в ноябре 2021 года, уже месяц не исполняет свои обязанности в рамках этой должности. Более того, в компании идут корпоративные споры.

Чем могла закончиться эта ситуация? В лучшем случае товар бы все-таки приняли. Но в большинстве случаев другая сторона имела право от этого отказаться. Тогда клиенты Константина Иванова были бы вынуждены возвращать его через таможню, отвечая на вопросы ее сотрудников о причинах передвижения груза из одной страны в другую и обратно.

Этот кейс наглядно показывает, как важно проверять иностранного партнера в три этапа:

  1. До подписания договора.

  2. В ходе заключения контракта — изучать полномочия директора, состав компании, форму деятельности, устав, документы, деловую репутацию и другое.

  3. В ходе исполнения контракта — не было ли важных изменений в компании.

При проведении этого комплекса проверок иностранного партнера вероятность соблюдения норм международного бизнес-права намного выше.

Есть ли оговорка про форс-мажор и как она сформулирована

Константину Иванову прислали на аудит международный контракт. В нем стороны называли себя «Поставщик» и «Покупатель», но в пункте «Форс-мажоры» формулировки изменились на «Арендатор» и «Арендодатель». Рабочая гипотеза заключается в том, что, видимо, в последний момент составитель документа вставил из корпоративного или скачанного из интернета договора аренды оговорку о форс-мажоре, но не привел ее в соответствии с деятельностью компании.

Этот пример наглядно показывает реальное отношение юристов и собственников бизнеса к оговорке о форс-мажоре. Как отмечает наш эксперт, все начало меняться с марта 2020 года, когда большинство компаний были вынуждены искать решения проблем, оказываясь в замкнутом круге между Торгово-промышленной палатой и иностранными партнерами.

Арбитражная оговорка

По международному бизнес-праву в контракте должно быть четко прописано название суда международного арбитража, язык судопроизводства, количество арбитров.

Дело в том, что в России есть государственный арбитражный суд, выносящий решения внутри страны, и третейский суд, отвечающий за международный арбитраж. При выборе государственного суда решение будет исполнено в России, СНГ и государствах, с которыми у страны есть международные договоры о признании и исполнении государственного арбитражного решения. Если нет — дальше дело не пойдет.

Для сравнения, благодаря Нью-Йоркской конвенции, решение третейского арбитража будет исполнено в 160 странах мира. При этом можно выбрать страну: например, средний сбор за спор в 100 000 евро в Стокгольме составит 32 000 евро, в Риге — 2 500 евро, а в Алма-Аты нужно будет заплатить 4 000 евро.

Как видно из кейсов Константина Иванова, множества проблем можно избежать при более внимательном и серьезном отношении к международному бизнес-праву и управлению коммуникацией с зарубежным партнером. Лучше заранее проработать контракт, чем потом решать возникшие проблемы вместе с международным юристом.

 

 
Любое использование материалов медиапортала РШУ возможно только с разрешения редакции.
Сложно выбрать? Напишите, мы поможем!