Бизнес-менеджмент и право: четыре нюанса международного договора

Бизнес-менеджмент и право: четыре нюанса международного договора

Разбираемся вместе с доктором права и экспертом в области внешнеэкономической деятельности, что нужно учесть при работе с иностранными партнерами
724

Пока некоторые компании до сих пор берут шаблоны для международных контрактов, другие уже ощутили на себе влияние допущенных ошибок и неотредактированных оговорок. Одно дело — решать проблемы в рамках бизнес-менеджмента и права в одном городе или даже стране, но совсем другой уровень сложности — договориться с партнером, который находится за границей.

Формулировка пункта о форс-мажоре

Персонификация форс-мажора

Качество перевода международного контракта

Наличие оговорки про силу переписки

Приятная новость: не всегда нужно ехать в суд

Как отмечает преподаватель РШУ, доктор права, советник по праву СНГ международного адвокатского бюро и эксперт в области внешнеэкономической деятельности Константин Иванов, есть четыре нюанса в формулировках международных договоров, из-за которых чаще всего возникают сложности. Рассмотрим их подробнее через призму его опыта.

1. Формулировка пункта о форс-мажоре

Как показывает практика Константина, недостаточно внимательное отношение к этому разделу международного договора входит в ТОП-5 проблем, через которые проходят компании.

До 2020 года форс-мажоры в основным были локальными: землетрясения, наводнения и другие стихийные бедствия, с которыми мог столкнуться экспортер. После этого периода компании в связи с изменениями в мировой экономике начали проводить аудиты своих международных контрактов. В ходе ряда исследований многие из них узнавали: в большинстве их документов процедура прописана неправильно.

Классическая ошибка: когда клиент ссылается на форс-мажор, он должен оповестить своего партнера об этом событии, сославшись на произошедшее, и предоставить сертификат из Торгово-промышленной палаты в определенный срок.

Клиенты Константина обращались в соответствующий орган и узнавали: прежде чем они получат этот сертификат, они должны предоставить договор и документ, подтверждающий, что партнер оповещен о произошедшем форс-мажоре.

Таким образом, они оказывались в замкнутом круге: чтобы известить вторую сторону, нужен сертификат, но его невозможно получить без оповещения.

Константин Иванов рекомендует: в рамках деятельности бизнес-менеджмента и права при составлении международного договора стоит изменить формулировку пункта про форс-мажоры и делать два оповещения: информационное в течение 5-10 дней с момента произошедшего события, и на его основании получать подтверждение в Торгово-промышленной палате или другом компетентном органе.

2. Персонификация форс-мажора

По определению, это событие, о котором не знали и даже не догадывались, что оно может произойти. Например, сложно предугадать землетрясение, другое природное, погодное или аналогичное событие. При этом работа в сейсмически активной зоне подразумевает возникновение природного катаклизма, поэтому может стать поводом для споров, можно ли это считать форс-мажором. Есть и другие типы рисков, поэтому
Константин Иванов рекомендует: в международном контракте не стоит персонифицировать событие, которое будет названо форс-мажором.

Например, есть списочные санкции, в которые входят конкретные компании, и для отдельных сегментов экономики, например, производителей древесины. Если в адрес целого сектора вводятся ограничения, для соответствующих организаций это становится фактором невозможности исполнить договор: со своей стороны, они продолжают производить свой продукт, но не могут поставить партнеру. При этом списочные санкции не везде признаются форс-мажором, ведь логика бизнес-менеджмента и права такова: если компания подпала под санкции, значит что-то нарушила, поэтому ограничение является справедливым с точки зрения закона.

Исходя из практики Константина Иванова, в международном договоре лучше оставлять неперсонифицированность форс-мажора и добавлять санкционную оговорку. Эти два пункта будут работать в надежной связке, снижая уровень вероятности возникновения неприятных ситуаций.

3. Качество перевода международного контракта

В большинстве случаев документ пишется на родном языке и дальше переводится на язык партнера, обычно на английский. По опыту Константина, проблема начинается у компаний, которые сократили штат переводчиков или, в лучшем случае перевели их на удаленный формат.

Практика показывает: русский язык более информативен, английский — более компактный. Переводчики, которые знают нюансы и терминологию, могут перевести корректно международные контракты с учетом тонкостей производственного, инженерного и другого языка. Если в результате получен некорректный с точки зрения филологии и логики документ, это может привести к проблемам в судебных спорах. В частности, рядовые переводчики иногда убирают целые предложения или некорректно их формулируют.

Стоит помнить: хороший перевод — залог подписания контракта, максимального взаимопонимания с партнером, залог успеха в судебных спорах и более быстрого их завершения.

4. Наличие оговорки про силу переписки

Константин Иванов отмечает: раньше была практика регулярной коммуникации по почте и другими способами для обсуждения товаров, условий, возможных рисков. В результате подписывался короткий неинформативный контракт: формулировки были другие, чем в переписках, или вообще отсутствовали. После подписания документа иногда возникали проблемы: партнер находил письмо, в котором были другие условия или более выгодное для него предложение, и начинал ссылаться на данное сообщение.

Чтобы не оказаться в такой ситуации, Константин рекомендует добавлять в международный договор оговорку: вся переписка и коммуникация, которые велись до подписания документа, утрачивают силу.

Даже если кажется, что в договоре этот момент прописан, стоит проверить. Константин делится результатами аудита международных контрактов разных типов одной компании, в которой утверждали, что они знают про эту оговорку и уже включили в свои документы. В результате было выявлено: только в одном из пяти проверенных контрактов этот пункт действительно был прописан.

Приятная новость: не всегда нужно ехать в суд

Константин Иванов поделился информацией: решение можно получить благодаря дистанционному рассмотрению. Суд проходит в онлайн-формате. Судебное решение приходит по почте, после чего следует его исполнение. Таким образом международный спор можно превратить в достаточно удобный и недорогой процесс.

Упомянутые нюансы — только часть целой системы права и бизнес-менеджмента. Вместо попыток упростить эти процессы, лучше изучить тонкости, чтобы избежать достаточно дорогих расходов на международный суд.

 

 
Любое использование материалов медиапортала РШУ возможно только с разрешения редакции.
Сложно выбрать? Напишите, мы поможем!